Тяжёлые танки Т-72 «Урал»

Год разработки: 1967-1973 г.
Год производства: 1973-2005 г.
Боевая масса: 41,0 тонн
Длинна: 6860 мм
Ширина: 3460 мм
Высота: 2190 мм
Двигатель:
a. Скорость: 60 км\ч
b. Запас хода: 500 км
c. Тип двигателя: В-46-6
Броня:
a. Лоб: 205 мм
b. Борт: 200 мм
d. Рубка: 410 мм
Экипаж: 3 чел.
Вооружение: 125-мм 2А46, гладкоствольная пушка

Т-72 «Урал»

 Об истории создания танка Т-72 написано немало. Большинство источников, если коротко, обусловливает появление этого танка с недостатками танков Т-64 и Т-64А, выявившихся в ходе их войсковой эксплуатации. Перелопатив массу литературы, я понял, что это не совсем так.

 
Не стану повторяться о том, в каких условиях Создавался танк Т-64, журнал «Танкомастер» уже рассказывал об этом.1 Скажу только одно: все последующие отечественные танки вплоть до Т-90М были созданы на основе конструкторских решений и технологий, родившихся при создании танка Т-64 и его модификаций, и ниже читатель в этом убедится сам.
Как и любая, принципиально новая боевая машина, танк Т-64 имел ряд недостатков, которые выявлялись в ходе испытаний и войсковой эксплуатации. Все они самым тщательным образом изучались в различных инстанциях, а в конструкторском бюро проводились работы по доработке машины с целью устранения этих недостатков. Зачастую меры, направленные на устранение недостатков, приводили даже к изменению всего облика модернизированной машины.
 
Первым шагом на длительном пути создания танка Т-72, как это ни странно звучит, стало постановление Правительства СССР «Об оснащении Советской Армии новыми средними танками Т-64 и развитии мощностей для их производства» от 15 августа 1968 года В соответствии с этим постановлением было решено, что текущий выпуск танков Т-64 должен был производиться в Харькове на заводе им. Малышева (ХЗТМ) и в Нижнем Тагиле на Уралвагонзаводе (УВЗ). Ввиду того что мощностей ХЗТМ по выпуску двигателей 5ТДФ для танков Т-64 хватало только на мирное время, то на мобилизационный период УВЗ должен был производить танки Т-64 с двигателями В-45 — усовершенствованной версией танкового дизеля В-2.
 
С этой целью в течение почти двух лет был проведен ряд изыскательских и опытно-конструкторских работ, разрабатывалась конструкторская документация. На Челябинском тракторном заводе (ЧТЗ) были изготовлены и испытаны несколько опытных образцов двигателя В-45. В Харькове на ХЗТМ был создан и прошел испытания опытный танк "объект 435». оснащенный силовой установкой с таким двигателем. Разработанная техническая документация на танк Т-64А (принятый на вооружение в 1969 году) и «объект 435» была передана на УВЗ.
 
К концу 60-х в отечественном танкостроении основные усилия были сосредоточены на развитие серийного производства танков Т-64А на ХЗТМ и на проведение опытно-конструкторских работ (ОКР) по танку Т-64А с газотурбинным двигателем (ГТД) в КБ Ленинградского кировского завода (ЛКЗ). ОКР в Ленинграде, да и развитие серийного производства нового
танка в Харькове, держал под личным контролем Д.Ф. Устинов, в то время секретарь ЦК КПСС, кандидат в члены Политбюро, курировавший военно-промышленный комплекс (ВПК) страны. К этому следует добавить, что Д.Ф. Устинов был очень грамотный в техническом отношении человек, неоднократно поражавший глубиной своих знаний многих конструкторов и инженеров из числа тех. кому приходилось работать с ним. В силу того, что для организации производства новых танков на УВЗ требовались дополнительные капиталовложения и производственные площади, то в тот период работы по началу производства танков Т-64 на УВЗ не форсировались, и конструкторы в Нижнем Тагиле получили возможность, не торопясь, искать пути решения проблем, выявленных в ходе войсковой эксплуатации «шестьдесятчетверок». А проблем этих, как известно, хватало.
 
К этому времени КБ УВЗ заметно окрепло после реэвакуации в Харьков коллектива конструкторов харьковского КБ под руководством А.А. Морозова и получило хороший практический опыт в создании средних танков. В 50-е коллектив этого КБ, возглавляемый Л.Н. Карцевым, участвовал наряду с морозовским КБ в работах по созданию нового среднего танка. Несмотря на то, что созданный ими «объект 140» получился нетехнологичным и имел некоторые просчеты в компоновочном плане, он имел и ряд прогрессивных решений, таких как, например, цельнолитая башня и опорные катки из алюминиевых сплавов. Работы у харьковских коллег шли более успешно, поэтому Л.Н. Карцев направил в ЦК КПСС и Совет Министров СССР письмо с просьбой о снятии с КБ УВЗ проекта нового среднего танка. Тем не менее отрицательный опыт — это тоже опыт. В дальнейшем наработки, полученные при работах над «объектом 140», были использованы при проектировании и создании танка Т-62, принятого на вооружение Советской Армии в 1961 году.
 
В последующем в начале 60-х коллектив конструкторского бюро УВЗ работал над усовершенствованием танка Т-62. В ходе этих работ им были созданы опытные образцы танков «объект 167» (1961 г.) и «объект 166М» (1963 г.). Основными отличиями этих машин от своего предшественника Т-62 были новая ходовая часть и более мощный двигатель. Забегая вперед, скажу, что ходовая часть опытного «объекта 167» впоследствии и послужила основой для создания таковой для серийного танка Т-72.
 
С весны 1969 года нижнетагильское КБ возглавил В.Н. Венедиктов, сменивший на этом посту Л.Н.Карцева, ушедшего в научно-технический комитет Главного бронетанкового управления (НТК ГБТУ). Не связанные серийным производством нового танка, нижнетагильские конструкторы в относительно спокойной обстановке могли анализировать причины выхода из строя систем, агрегатов и узлов танка Т-64 в ходе войсковой эксплуатации и искать пути решения этих проблем.
 
В 1970 году на УВЗ был построен опытный образец «объекта 172», созданный на основе переданной из Харькова документации по танку «объект 435». Эти две машины и внешне-то практически не отличались друг от друга. А, следовательно, и проблемы, сопровождающие танки Т-64 в отношении недостаточной надежности ходовой части, также не были решены. После ряда заводских испытаний на уральских полигонах В.Н. Венедиктов предложил усилить ходовую часть танка, т.к. подвеска «Объекта 172» не выдерживала нагрузок при вождении на каменистых грунтах Урала. В дальнейшем в КБ УВЗ было решено на этой машине использовать ходовую часть аналогичную той, что использовалась на опытном «объекте 167», — с обрезиненными опорными катками увеличенного диаметра
и поддерживающими роликами и более мощными траками с открытым металлическим шарниром, аналогичными тракам танка Т-62. Такая ходовая часть оказалась более надежна и дешевле в изготовлении. Однако и она тоже не лишена недостатков, так как имеет худшее сцепление с грунтом и забивается им, набирая при этом до полутора тонн лишнего веса. С такой гусеничной лентой при движении по шоссе с твердым покрытием и на скоростях более 50 км/ч танк становится почти неуправляемым.
 
Электрогидромеханический механизм заряжания (МЗ) танка Т-64 был заменен электромеханическим автоматом заряжания (A3) с механизмом выброса поддонов. С точки зрения конструкторов, такой A3 был более надежен, так как не имел гидравлики, и прост в эксплуатации. Однако вследствие того, что на A3 при заряжании досылание снаряда и заряда осуществлялось раздельно, то цикл заряжания A3 увеличился на одну секунду по сравнению с МЗ.
 
Была также изменена и система охлаждения радиаторов — вместо эжекционной установили вентиляторную. В результате этого длина корпуса машины увеличилась на 320 мм. Облик машины заметно изменился, и она получила обозначение «объект 172М».
 
Следующим шагом на пути к принятию на вооружение танка Т-72 было постановление Правительства СССР от 12 мая 1970 года «О мерах по созданию мощностей для выпуска танков Т-64А». В этом постановлении в одном из пунктов Министерство оборонной промышленности освобождалось от задания по организации серийного производства танков Т-64 на Уралвагонзаводе. Но далее, в том же пункте постановления, ставилась задача Миноборонпрому завершить отработку танка «объект 172» и двигателя В-45, подготовить их производство с целью начать серийный выпуск этого танка на УВЗ уже в 1972 году! И это еще до принятия машины на вооружение. До сих пор остается неясным, как создателям и сторонникам танка Т-72 удалось довести его до принятия на вооружение, ведь за-
ведующий Отделом оборонной промышленности ЦК КПСС Д.Ф. Устинов был ярым противником этой машины. Тем не менее, это постановление Правительства было подписано, в том числе и Дмитрием Федоровичем. Проработавший в ВПК более 20 лет и хорошо знающий всю эту «кухню» Ю.П. Костенко в своих воспоминаниях пишет, что такое постановление Д.Ф.Устинов подписать просто не мог. Не исключает он и того, что подписывал зав. отделом постановление с одной формулировкой, а затем некоторые листы в нем были заменены.
 
Впрочем, это не единственный случай в истории отечественного ВПК, когда новые образцы вооружения и военной техники правдами и неправдами пробивали себе дорогу в жизнь.
 
Как бы там ни было, но танку «объект 172М» был зажжен зеленый свет. Принятию на вооружение танка Т-72 предшествовали огромный объем испытаний в Средней Азии и в Забайкалье, тщательная доводка каждого узла, использование последних технологий в производстве, применение строжайшей системы контроля качества, что и позволило в конечном счете серийно выпускать один из самых надежных и эффективных танков в мире.
 
После окончания всесторонних испытаний 7 августа 1973 года вышло постановление Совета Министров СССР «О принятии на вооружение нового среднего танка». Танку был присвоен индекс Т-72 «Урал». В соответствии с этим же постановлением на УВЗ обязаны были перейти с 1974 года на выпуск танков Т-72 вместо Т-62. Чуть позже коллектив КБ У83. участвовавший в разработке танка Т-72 был представлен к Государственной премии, а Уралвагонзавод награжден орденом Октябрьской революции.
 
Боевые и технические характеристики танка Т-72 «Урал» были сохранены на уровне танка Т-64А, который выпускался серийно уже с 1969 года. Таким образом, в СССР с 1973 года стали поступать в войска два типа танков с практически одинаковыми боевыми характеристиками. Между конструкторскими бюро ХЗТМ и УВЗ развернулось настоящее соревнование за лучший средний (позже основной) танк. К сожалению, должен констатировать, что УВЗ в этом соревновании играл роль догоняющего — харьковчане на 4—5 лет всегда опережали своих коллег в Нижнем Тагиле по выпуску в свет качественно новых машин. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на тактикотехнические характеристики различных модификаций танков харьковского и нижнетагильского заводов, а также на год их выпуска, и все станет ясно. Что касается количества и надежности выпускаемых в те времена танков, то нижнетагильскому заводу равных нет во всем мире. Компоновка танка Т-72 «Урал» выполнена по классической схеме и внешне очень напоминает танк Т-64. Корпус танка сварной из катаных броневых листов, разделен на три части: отделение управления спереди, боевое отделение в центре и моторно-трансмиссионное отделение (МТО) сзади. Башня литая, с дифференцированной толщиной брони, но в отличие от танка Т-64 имела обычную, а не комбинированную броневую защиту с максимальной толщиной 280 мм. Лобовой лист корпуса имеет комбинированную броневую защиту при общей толщине листа в 200 мм, которая при существующем угле наклона соответствует 500—600 мм стандартной катаной (гомогенной) брони. Последующие модификации танков Т-72 имеют усовершенствованную защиту башни и корпуса.
 
Подобно, как и на Т-64, со стороны каждого борта танка Т-72 «Урал» имелись по четыре подпружиненных пластинчатых щитка, которые отстегивались от корпуса машины в боевом положении и разворачивались вперед под углом 60о, позволяя защищать борт танка от кумулятивных боеприпасов.
 
Механик-водитель размещается в передней части корпуса по центру и имеет отдельный люк, крышка которого находится в крыше корпуса. Несмотря на низкий силуэт танка, в том числе и корпуса, механик-водитель в боевом положении располагается сидя, а не полулежа, как на некоторых танках западного производства, что не совсем удобно для его работы,
 
Другие два члена экипажа размещаются в башне: наводчик слева и командир танка справа. Применение на танке автомата заряжания с горизонтальным расположением (в два яруса) снарядов и зарядов позволяло осуществлять переход из отделения управления в боевое отделение без снятия кассет из вращающегося транспортера A3. чего невозможно было сделать в танке Т-64. Правда, совершить этот переход можно было при определенной сноровке и не без труда. Порассказам участников боевых действий в Чечне, при повреждении танка и ранении (контузии) механика-водителя эвакуировать его из танка остальным членам экипажа не представлялось возможным, кроме как через люк механика.
 
Для наблюдения за полем боя люк командира танка имеет вращающуюся командирскую башенку с установленными в ней двумя призменными приборами наблюдения. В передней части командирской башенки установлен комбинированный (дневной/ночной) прибор наблюдения ТКН-3 бинокулярного типа, имеющий механическую связь с инфракрасным прожектором ОУ-ЗГКУ, установленным сверху командирской башенки. При движении по-походному на командирскую башенку танка Т-72 устанавливается специальный щиток, который прикрывает сидящего на башне командира машины летом от пыли, а зимой от встречного потока холодного воздуха. Это было новшеством в отечественном танкостроении.
 
По мнению западных специалистов, танки советского и российского производства обладают неимоверной теснотой внутри, например, невозможно при закрытых люках встать в полный рост. Видимо, эти специалисты знакомы с эргономикой танков только теоретически. Практика показывает совсем иное, например, при различных случаях, связанных с падениями танков, например, в овраги, меньше всего травм получал наводчик, т.к. объем его рабочего места меньше, чем у других членов экипажа. Кроме того, с установкой в танк автомата заряжания отпала необходимость стоять во весь рост в танке заряжающему, т.к. этот член экипажа стал больше не нужен. И последнее, все разговоры о тесноте советских (российских) танков идут оттого, что на Западе долгое время не удавалось создать оптимальную компоновку танка с высокими показателями подвижности, защищенности и огневой мощи при небольших габаритах всего танка. И как результат они до сих пор имеют танки с колоссальными размерами и массой, превышающей 50 т. которые невозможно перевозить по железной дороге из-за габаритов. Лучше всего с проблемой перевозки западных танков справляются транспортная авиация и флот, однако самолеты, способные перевозить такие танки, имеются только в США и в России. Так, например, французская компания выбрасывался наружу специальным механизмом через небольшой люк в кормовой части башни. 22 артиллерийских выстрела размещены во вращающемся транспортере автомата заряжания и готовы к боевому использованию. Остальные 17 артвыстрелов (снаряды и заряды к ним) размещались в специальных укладках в корпусе машины и в башне. Установка на танк автомата заряжания повысила боевую скорострельность из танковой пушки до 8 выстрелов в минуту, при этом скорострельность не снижается от продолжительности ведения огня, как это бывает на танках с заряжающим, вследствие утомляемости последнего. Применение частично сгорающей гильзы, а также механизма выброса стреляных поддонов в конструкции автомата заряжания позволило значительно снизить загазованность боевого отделения во время ведения огня из пушки.
 
В боекомплект танка Т-72 «Урал» входили артиллерийские выстрелы трех типов: с бронебойными подка-либерными и кумулятивными снарядами для поражения танков и других бронированных целей противника, а также и с осколочно-фугасными снарядами для поражения живой силы, укрытий легкого типа и легкобронированных целей противника. Характеристики применяемых для 125-мм танковых пушек боеприпасов приведены в приложении №1.
 
Бронебойный подкалиберный снаряд (БПС) того времени ЗБМ9 имел начальную скорость полета 1800 м/с и мог поражать все имеющиеся в то время на вооружении стран НАТО танки. Дальность прямого выстре
ла этим снарядом по цели высотой 2,7 м (минимальная высота танков НАТО того времени) составляла 2430 м. Для танкистов эта характеристика всегда имела важнейшее практическое значение, т.к. на дальности прямого выстрела высота полет снаряда не превышает высоту цели, а значит, в пределах этой дальности можно вести огонь с одной и той же установкой прицела. Так, например, по рассказам танкистов-фронтовиков, на прицелах танков Т-34 во время Великой Отечественной войны всегда был «намертво» установлен прицел «8», что соответствовало дальности прямого выстрела пушки танка Т-34 бронебойным снарядом по немецким танкам, т.е. 800 метрам.