Т-26 обр.1931г.

28 мая 1930 года советская закупочная комиссия, возглавляемая И.А.Халепским, начальником только что созданного Управления механизации и моторизации РККА, заключила контракт с английской фирмой “Виккерc” о производстве для СССР 15 двухбашенных танков “Виккерc” 6-тонный (он же “Виккерс-Е”).

13 февраля 1931 года постановлением Реввоенсовета СССР танк “Виккерс” приняли на вооружение Красной Армии под индексом Т-26. Его производство первоначально предполагалось развернуть на строящемся Челябинском тракторном заводе, затем на Сталинградском (тоже строящемся), но в итоге остановились на ленинградском заводе “Большевик”, уже имевшем опыт танкостроения. Проектные работы по подготовке серийного производства, как, впрочем, и все дальнейшие работы по модернизации танка, проводились под руководством С.А.Гинзбурга.

Первоначально двухбашенный вариант мало чем отличался от британского прототипа. Как и его английский аналог, танк имел клепаный корпус коробчатого сечения и две башни с пулеметным вооружением. Башни вращались независимо друг от друга в секторе 240 градусов. В переднем и заднем секторах (по 100 градусов) могли вести огонь обе башни. Такое размещение вооружения, по мысли английских конструкторов, обеспечивало наибольший темп стрельбы и позволяло вести огонь одновременно с правого и левого бортов. Но при такой компоновке оказалось трудно установить в башне пушечное вооружение из-за малого диаметра погона, а также использовать всю огневую мощь на борт.

 

Двигатель танка — карбюраторный, четырехцилиндровый, четырехтактный, воздушного охлаждения, с горизонтальным расположением цилиндров, имел максимальную мощность 90 л.с. при 2100 об./мин, и в двухбашенном Т-26 так же, как в «Виккерс» Mk.E. не имел никаких ограничителей оборотов, что часто приводило к его перегреву и обрыву клапанов при неосторожном обращении, особенно летом. Рядом с двигателем располагались бензобак емкостью 182 л. и бачок системы смазки емкостью 27 л. В системе охлаждения двигателя имелся также специальный вентилятор, закрепленный над ним в специальном кожухе, проку от которого летом было мало. Для питания двигателя требовался лучше всего первосортный бензин марки не ниже «Грозненского». Впрочем, при необходимости двигатель можно было питать и бензином второго сорта, но при этом был риск возникновения детонаций до разрушения клапанного узла.

 

Силовая передача состояла из однодискового главного фрикциона сухого трения. Пятискоростная КПП, установленная в носовой части танка, соединялась с двигателем длинным карданным валом, проходившим по всему танку. Рычаг переключения скоростей размещался непосредственно на коробке.

 

Подвеска танка — блокированная. Состояла, применительно к каждому борту, из двух тележек. Тележки конструктивно были взаимозаменяемы между собой и состояли каждая из четырех сдвоенных обрезиненных опорных катков, попарно соединенных балансирами, а также двух четвертьэллиптических листовых рессор и серьги, объединенных на оси. Ведущие колеса танка — литые, со съемными зубчатыми венцами, располагались впереди, а направляющие [183] (ленивцы), с механизмами натяжения — сзади. Для разгрузки гусеницы на каждом борту танка располагались по четыре обрезиненных поддерживающих катка.

 

Гусеничная цепь танка цевочного зацепления состояла из литых стальных траков, соединенных пальцами.

 

Для тушения пожара в 1932–33 гг. танк оборудовался одним-двумя съемными огнетушителями. Средств внешней связи на линейных танках не предусматривалось. Для отдания команд водителю первоначально устанавливалась «звуковая труба», вскоре замененная светосигнальным устройством.